Конференции

Педагогические проблемы работы с сиротами в государственных детских домах и роль Церкви в их разрешении

(тезисы 1-й части доклада)
Священник Георгий Андриевский

Часть 1. Проблемы:

  1. Особенности детдомовца.
  2. Система образования и воспитания в д/д.
  3. Отношение «законных представителей» и органов опеки.

Часть 2. Роль Церкви:

  1. Благодатная помощь: вовлечение детей и воспитателей в жизнь православной Церкви.
  2. Внедрение Церкви в систему государственного образования .
  3. Создание альтернативных воспитательных учреждений для сирот.

1. «ДЕТДОМОВЕЦ»

«Государственные» дети (сироты и ОБПР), проживающие в детских домах, представляют собой особое явление, особый тип ребенка, который довольно сильно отличается от ребенка «домашнего», и даже «интернатского».

Как показывает практика, многие нужные, полезные и хорошо работающие вещи: приемы, методы, программы не срабатывают в д/д, «буксуют», или даже приносят отрицательный результат. Как правило, в этом обвиняют самих детей: «им ничего не надо», «с ними по-человечески, а они…», «настоящие бандиты», «что с них возьмешь?», «им одна дорога – в тюрьму» и т.п. Но ведь ребенок – это лишь продукт нашего воспитания. И если в России, в нашем обществе есть сегодня такое явление, это — наша общая вина. Потому что «общество», это не «существо», а совокупность множества индивидуумов, множества «я». И, обвиняя общество, мы должны винить, прежде всего, себя.

Постараемся же разобраться, что именно делает детдомовца таким. Настоящая работа – попытка лучше узнать, уловить черты «настоящего детдомовца» с одной единственной целью — помочь ему.

Портрет ребенка в интерьере учреждения

Что же присуще воспитаннику д/д, отличающее его от прочих детей? Ниже перечислены наиболее характерные черты. Любой воспитатель д/д, думаю, согласится с этим списком, многие смогли бы его дополнить. Наша цель – обратить внимание на эти особенности.

1. Комплекс «детдомовца». Детдомовские дети очень хорошо понимают свою ущербность, даже по сравнению с интернатскими. Каждый из них знает, что семья (пусть даже асоциальная) лучше государственного содержания.В детском доме их «сиротство» узаконено.1

2. Бездомность (комплекс). Каждый ребенок знает, что дома у него нет, а д/д, каким бы уютным ни был – лишь временное место его обитания. Закончится школа, и… до свидания. Не удивительно, что дети не могут и не хотят понимать д/д как свой: отсюда происходит отношение к зданию и имуществу. Отсюда же — «синдром бродяжничества» («…мой адрес не дом и не улица…)

3. Патологическая привычка к праздности, тунеядство, иждивенчество. Система воспитания в д/д устроена так, что каждым ребенком усваивается праздность, привычка к ничегонеделанию и получению всего без малейших затрат труда. Поэтому любое посягательство на «свободу» ничего не делать воспринимается воспитанниками, как «покушение на их права».

4. Принуждение. «Государственного» ребенка, как правило, никто ни о чем не спрашивает, «законный представитель» обладает по отношению к нему неограниченной властью. Его можно перевести в другую группу, в другой д/д, положить на каникулах в больницу, отправить или не отправить в лагерь и т.п.

Можно сказать, что детдомовец все делает по принуждению (даже и то, что совпадает с его собственным желанием);

5. Опыт прошлой жизни. Как правило, это – асоциальные явления, которые ребенок мог наблюдать в семье до поступления в д/д, не говоря уже о том, что многие воспитанники имеют в прошлом еще и криминальный опыт (а некоторые — в настоящем). Кроме того, в арсенале этого «богатого наследия» имеются уже сформированные вредные привычки: курение, пьянство, токсикомания, воровство, обман, сквернословие.

6. Конечно, немаловажную роль имеет и наследственный фактор. Большинство наших воспитанников – потомственные алкоголики, отсюда – задержка психического (а порой, и физического) развития, многие несут на себе тяжесть психических заболеваний (врожденных или приобретенных в раннем детстве)…

7. И, наконец, самый важный фактор, проистекающий из совокупности перечисленных (1-6), это – внутренний (неписаный) закон д/д. Возникающий как реакция на принуждение (п.4), «поддерживаемый» детскими комплексами (п.1,2), (при полном отсутствии попыток со стороны взрослых формировать нравственную среду обитания детей), внутренний закон складывается из тех элементов, которые дети сами вносят из опыта своей прежней жизни (пп.3,5,6).

И если ребенок по каким-то причинам оказался свободен от качеств, перечисленных в пп. 1-6, закон возместит недостающее свойство «настоящего детдомовца» — ребенок приобретет его в среде своих сверстников.

Итак:

  1. Комплекс «детдомовца»
  2. Комплекс «бездомности»
  3. Праздность, иждивенчество
  4. Принуждение (недобровольность)
  5. Вредные привычки
  6. Наследственность
  7. Внутренний закон д/д

— вот отличительные черты «настоящего детдомовца» который внешне, пожалуй, мало отличается от своих «домашних» сверстников, но недостаточное внимание к этому внутреннему каркасу воспитанников д/д может привести (и проводит!) к тому, что наши воспитательные усилия будут, в лучшем случае, тщетны.

Напротив, внимание к этим особенностям и использование их в целях воспитания поможет вырастить желанные плоды. Конечно, все эти особенности неравнозначны и каждая из них требует особого подхода.

Основные принципы взаимодействия с перечисленными факторами:

А). Учет (постоянно помнить, что этот фактор существует)

Б). «Сотрудничество» (использовать положительные свойства этого фактора)

В). Противодействие (противостоять вредным свойствам воспитанника и/или учреждения)

1. Комплекс детдомовца. Детям свойственно искать самоутверждения (особенно в переходном возрасте. Воспитанник д/д, сознавая свою ущербность, будет стремиться к самоутверждению – это данность, которую нужно принять и учесть. Однако эту энергию самоутверждения можно и нужно направить в определенное нравственное русло. Для этого необходимо создать систему положительных мотиваций нравственных поступков, и поощрять ребенка в желании их совершать (см. п.7).

2. Бездомность. Это – как наследственность. Собственно говоря, это и есть «наследственность в мире» – то, что ребенок наследует материально. И если бездомность, как факт, (теоретически) все-таки можно преодолеть, создав максимально удобные, домашние условия в д/д, то, как комплекс — вряд ли, потому что мыслями своими ребенок все равно будет обращаться в будущее, а там – «квадратные метры», теоретически принадлежащие ему по закону, или виртуальная «льготная очередь»… Поэтому, учитывая наличие комплекса бездомности, нам остается лишь осторожность в обращении с ребенком, чтобы лишний раз его этим не ранить.

3. Праздность, тунеядство, иждивенчество. К сожалению, это свойства, которые мы воспитываем в детях сами (по меткому выражению одного из директоров д/д: мы воспитываем тунеядца по профессии «сирота»). Человек, привыкший к праздности, никогда не станет трудиться. Он будет искать путей, как обеспечить себя, не затрачивая усилий. И, будьте покойны – найдет их в использовании плодов чужого труда (воровство, грабеж, обман, насилие).

Малышу (7-10 лет) не свойственна праздность, напротив, он, порой, слишком деятельно исследует окружающий мир. И поддержать его в этом, создать для него условия постоянного делания – наша первостепенная задача:

  • создать и внедрить программу трудового воспитания;
  • создать для этой цели специальные производства;
  • научить детей трудиться;
  • всячески стимулировать, поощрять труд детей;

не пожалеть на это усилий и средств – в этом должна состоять ответственность «законных представителей» за судьбы вверенных им детей, а не в том, чтобы просто «накормить-одеть-обуть».

4. Принуждение. Зная об этой особенности обращения с «государственными» детьми, следует так изменить саму ситуацию общения, чтобы для ребенка каждое новое дело не казалось бы навязанным извне, но было бы ему интересно; сделать так, чтобы он сам захотел двигаться в нужном нам направлении. В таком случае, мы не встретим сопротивления.

Принуждать же нужно лишь в тех случаях, когда это действительно необходимо, например, в борьбе с праздностью и вредными привычками.

5. Вредные привычки. Понятно, что это явления, с которыми нужно бороться. Но бороться просто запретами можно только в том случае, когда создается новое учреждение для детей и все дети в этом учреждении — новички. Тогда можно просто объявить (провозгласить) правила поведения, в которых есть соответствующие запреты (т.е. закон учреждения), а далее – следить за приведением закона в исполнение.2

Гораздо труднее побороть вредные привычки в уже существующем учреждении в среде детей, где эти привычки прививаются друг от друга, где они не только не осуждаются (сверстниками), но даже насаждаются, как элемент их закона. Поэтому единственный путь здесь – изменение самого внутреннего закона учреждения (см. далее п.7).

6. Наследственность – фактор, который мы вряд ли можем изменить, но, учитывая его, можем постараться создать условия, в которых эта наследственность бы не проявилась, или проявилась минимально (см. п.7).

  1. Закон учреждения.

Пожалуй, самая великая трудность воспитания детей-сирот и ОБПР – создание нравственной среды обитания, в которой ребенок мог бы гармонично развиваться. Важность этой задачи усугубляется тем, что в подобных обстоятельствах не бывает «вакуума» (отсутствия среды), и если нами ничего не сделано, для того, чтобы эту среду создать, она создается сама из тех элементов, которые могут привнести в нее сами дети из своей прошлой жизни. Поэтому среда (уклад, законы и обычаи) в любом д/д , где не были приняты специальные меры по ее созданию, носит, асоциальный характер. И новички, попадая в д/д, непременно усваивают «закон учреждения», что, практически, сводит на нет усилия воспитателей, например, в борьбе с вредными привычками – дети все равно этому научатся: их «научит» среда.

Невозможно «создать среду» приказом директора или даже президента. Среда «выращивается». Традиции и обычаи возникают постепенно. Это очень кропотливая и долгая работа. Но без нее ничего не получится. Тем более что все остальные факторы (именно те, которыми среда формируется), по-настоящему могут быть учтены, изменены и/или использованы только в условиях сознательно формируемой среды3 и жестко установленного «закона».4

Итак, если существует среда обитания, в которой:

  • провозглашены нравственные ценности и действует закон, обязательный для всех;
  • существует иерархия, и не только по старшинству и силе, но по степени ответственности;
  • каждый воспитанник должен, умеет и хочет трудиться;
  • ему не навязываются извне, но предлагаются как творческие задачи какие-то действия, улучшающие общую (и его собственную) жизнь, в которых он находит удовлетворение и самоутверждается как личность.

Такая среда становится способной к самозащите, и постепенно выжимает из себя все то, что ей не свойственно, неорганично, чуждо.

В такой среде, исчезает почва для вредных привычек, и они, со временем, сами отпадают, как ненужные и чуждые этой жизни элементы. Более того, навык к труду и привычка нравственной оценки поступков реально поможет воспитаннику преодолеть даже «дурную» наследственность. Конечно, не изменить ее, но сознательно противостоять ее действию

И сколько бы мы не старались «нести разумное, доброе, вечное» через воскресные школы, уроки «Закона Божия», занятия по нравственному воспитанию, участие в службах и таинствах Церкви и т.п. – все, что мы с таким трудом создаем, собираем, непременно разобьется о твердыню среды обитания, «закона» д/д, если мы не потрудимся ее создать…

Пример из практики (вместо послесловия)

10 дней скаутского лагеря приносят больше пользы, чем целый год занятий. Причина – создание (пусть на короткое время) четко организованной среды: есть режим дня, все время от подъема до отбоя деятельно организовано, действуют и обязательны для всех «разведческие законы», идет подготовка к сдаче на «3-й разряд» (нужно успеть, что-то выучить, подготовить, чему-то научиться и т.п.). При этом дети остались прежними – с их ленивыми привычками, недисциплинированностью, дерзостью, хамством – но где это все? Почему лица ребят радостно озабочены? Почему горят их глаза? Почему они не болтаются без дела, а собираются кучками, что-то обсуждают, куда-то бегут, что-то рисуют, мастерят из подручных средств? (Видеозапись не в состоянии передать содержание их жизни, но она прекрасно передает дух, состояние, настроение.) Воспитательница д/д, много лет занимающаяся с этими детьми, попав в наш лагерь, говорит: «Я не знала их такими». И сами дети прекрасно понимают и хотели бы сохранить то настоящее, что приобретается в эти короткие 10 дней…

Но вот вопрос: сколько (дней, недель, месяцев) это состояние продлится после лагеря? Ответ очень грустный – примерно столько же (неделя-две)… а потом все опять «вернется на круги своя».

По большому счету – неважно, каким именно содержанием будет наполнена программа д/д: будет ли это православная община, или скаутская организация, или дети и взрослые соберутся вокруг какого-то хозяйства или строительства, а может, их объединит любовь к животным или путешествиям – главное, чтобы программа была нравственной и цельной (см. п.7). А вокруг чего именно удастся собрать детей – зависит, прежде всего, от того, кто возьмет на себя создание этой программы

.

2. СИСТЕМА ВОСПИТАНИЯ

Из «Педагогической поэмы» А.С.Макаренко:

«А так как я прибыл в Куряж с реорганизаторскими намерениями, то и встретить меня должно было то самое безразличие, которое является единственной защитной позой каждого беспризорного против педагогических пасьянсов наробраза…

Тупое безразличие было продуктом длительного воспитательного процесса и, в известной мере, доказывает великое могущество педагогики…

В то же время, эти дети вовсе не были идиотами, в сущности – они были обыкновенными детьми, поставленными судьбой в невероятно глупую обстановку: с одной стороны они были лишены всяких благ человеческого развития, с другой стороны, их оторвали от спасительных условий простой борьбы за существование, подсунув им хотя и плохой, но все же ежедневный котел.»

3. «ЗАКОННЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ» И ОПЕКА

В этой главе речь пойдет о правиле, и я прошу всех тех, кто является исключением из этого правила, не принимать мои слова на свой счет.

Всякий раз, когда приходится писать слова «законный представитель», имея ввиду руководство д/д, не могу заставить себя написать это название без кавычек. Факты «беспредела» законных представителей столь многочисленны, что правильнее было бы называть их «представителями в законе». Органы опеки и попечительства – надежная «крыша» этих представителей. Сколько упреков, оскорблений, подозрений и пр. приходится выслушивать от чиновников этого ведомства патронатным воспитателям, за то, что ребенок на патронате, скажем, плохо учится или плохо ведет себя в школе? В то время как воспитанники детских домов попадают и в места лишения свободы, и на принудительное лечение от алкоголизма, и на аборты и пр. – а органы опеки не вменяют это в вину «законным представителям», напротив, всячески защищают их. Именно по этой причине мы имеем такую статистику (лишь 10% воспитанников д/д становятся полноценными членами общества). И именно поэтому такая статистика сохраняется десятилетиями и в системе воспитания детей-сирот ничего не меняется.

1 Даже расписание работы воспитателей в д/д, лишает ребенка реальной возможности привыкнуть к одному-двум взрослым: в 8.00 приходит воспитатель, который уйдет в 21.30. Его сменяет «ночной», задача которого уложить детей спать и быть с ними ночью, а утром в 8.00 придет другой воспитатель, который уйдет в 21. 30 и т.д. Таким образом ребенок не проводит с одним воспитателем даже сутки. А теперь представьте этот калейдоскоп в течение недели, месяца, года, ряда лет! Может ли ребенок не чувствовать себя сиротой?

2 При открытии одной из школ г.Перми на линейке директором был провозглашен закон (запрет) о курении в здании школы, и на всей прилегающей территории. За нарушение закона – исключение из школы. Коллектив педагогов-единомышленников (среди которых, возможно, были и курящие люди) со всею строгостью следил за исполнением этого закона, и за его нарушение действительно был исключен один ученик. Сегодня это – некурящая школа (может быть, даже единственная в г.Перми)

3 Замечательным примером создания среды обитания могут быть православные д/д и приюты, создаваемые при монастырях. Все, находящееся в жизненном пространстве детей (и взрослых) проникнуто духом христианского благочестия, тишины и молитвы. И среда эта настолько красиво и цельно устроена, что дети, инстинктивно тянущиеся к любым проявлениям красоты в мире, довольно быстро принимают эти формы и начинают так жить. Конечно, конфликтов «взаимодействия двух систем» никак не избежать, все это пойдет, непременно, через «ломку» (т.к. есть уже что ломать), но среда обязательно победит, это – вопрос времени…

Беда в том, что подобные учреждения для детей – большая редкость. И путь развития д/д лежит не в увеличении количества д/д при монастырях, а именно, в системе государственного образования и воспитания

4 Дети очень любят всякие законы, обычаи, традиции. Они готовы сами их придумывать и тщательно соблюдать. В мелочах, они очень консервативны, а в большом весьма легки на подъем (взрослые – наоборот). Используя эти свойства, можно вместе с детьми создавать постоянно развивающуюся систему законов, постоянно расширять сферу общей жизнедеятельности, включая в нее все новые области, все более подробно входить в бытовые мелочи, и, таким образом, не «готовить ребенка к будущей жизни», а действительно жить вместе с ними.