Международные новости

Осенью весь мир узнал из сми о событиях на границе Беларуси и Польши, к которой подошла масса мигрантов. Что там было и как поступили с ними польские власти известно. А что сейчас?

Осенью весь мир узнал из сми о событиях на границе Беларуси и Польши, к которой подошла масса мигрантов. Что там было и как поступили с ними польские власти известно. А что сейчас? Как реагируют на эти события простые поляки окрестных селений и НКО, религиозность и благотворительная деятельность которых известна? Об этом можно узнать только на сайтах польских благотворительных обществ, официальные сми молчат. На нашем сайте приводим несколько свидетельств того, как обстоят дела на польской стороне приграничной зоны.

Группа Граница является низовой инициативой, включающей 14 неправительственных организаций, действующих по поддержанию выходцев и мигрантов в Польше на границе с Беларусью.

Те, кого НЕ остановила граница

Многие из мигрантов просили помощи у польской пограничной службы, но вместо того, чтобы положить их в больницу, вывозили на белорусскую границу.

В лесу есть еще не обнаруженные трупы.

Раджаа Хасан, Кава Анвар Махмуд аль-Джаф, Ахмад аль-Хасан, Авин Ирфан Захир, Исса Джержос, Мостафа аль-Райми, Вафаа Камаль, Курдо Халид, Фархад Набо, Гейлан Длер Исмаил, Ахмед Хамед аль-Забхави — немецкий DER SPIEGEL отследил судьбы 12 людей, погибший на польско-белорусской границе. В моргах трупы еще ждут опознания.

Сообщение от 11 января 2022 года

Вчера вечером в районе Сутны группа активистов Пограничной группы и Фонда спасения оказала помощь группе мигрантов из восьми человек из Сирии, Йемена, Палестины и Египта. Один из них — восемнадцатилетний ребенок из Сирии — находился в состоянии сильного истощения, с симптомами переохлаждения второй степени. Скорая помощь доставила мальчика в больницу в Сиемятыче. Активисты передали для него в больницу одежду, продукты питания и средства гигиены до трех ночи. Несмотря на их усилия, они не смогли обеспечить ему правовую защиту от депортации.

Сегодня около семи утра подростка в больнице Сиемятыче никто не смог найти. В Беларусь его увезла женщина-пограничник из Мельника. Здоровье мальчика не позволит ему больше проводить дни и ночи в экстремальных условиях, преобладающих на границе.

Гуманитарный кризис в Подлясье продолжается. Сотни детей и подростков оказались там в ловушке. Создатели и сторонники группы Граница, с 1 января и до сегодняшнего дня помогли только 17 подросткам и детям — самому младшему было всего полтора года.

Вот, что пишет одна из активисток, которая взяла интервью у жительницы района, прилегающего к границе с Беларусью.

— Первое, что хотела бы спросить, как сейчас выглядит жизнь в зоне контакта?

= Непосредственно в этой зоне не бываю, только вблизи. Уже несколько месяцев – без изменений. Несмотря на то, что в сми об этом пишут все меньше. У меня такое впечатление, что здесь все больше различных служб. Взять хоть сегодня, удалось заметить большую группу военных.

— Больше, чем раньше, например, месяц назад?

= Зависит от места. На каждом шагу можно встретить военную или местную полицию. По неволе начинаю привыкать к существующему положению, хотя продолжаю не понимать негуманитарных действий нашей страны…

— Ты говорила раньше, что присутствие войска приводит к тому, что мало кто хочет признаваться в помощи мигрантам. Почему так?

= Мало кто хочет признаваться в этом, потому что некоторые боятся. Прежде всего, исключения из числа близких, доносов, а также угроз с разных сторон. Если кто-то решается помогать, то делает это «тайно». Никто не хочет иметь под окнами патруль полиции. Даже передавая «гумпомощь», парадоксально, но можно иметь проблемы… Гуманитарная помощь есть. Каждый старается помогать настолько, насколько может. Еда, одежда, лекарства, самые необходимые вещи для жизни в условиях отрицательных температур. В отношении властей, не замечаю перемен. В запретную зону по-прежнему нет доступа, журналисты контролируются службами и получают столько информации, сколько им позволяют.

— А нет данных о том, сколько людей реально встречало в лесу мигрантов? Почему люди боятся?

= По-моему, страх вызывают мундиры. Никогда не известно, что может случиться. Я не боюсь остракизма, потому что руководствуюсь только совестью. Если бы поступала иначе, не могла бы смотреть на себя в зеркале. Если страдают, умирают люди, сервилизм не должен иметь места. На Подлясье, как и везде люди разделены. Одни хотят помогать и помогают непосредственно, другие доставляют необходимые вещи в конкретные места. Одни делают это официально, другие анонимно. Есть люди не склонные оказывать помощь. Конечно, они основываются на информации, почерпнутой из пропагандистских сми. От людей, помогающих в лесу, знаю, что нуждающихся в помощи много. Узнала, что люди переходят границу группками.

— А как такая помощь выглядит на практике? Я понимаю, что вещи, собранные со всей Польши и хранящиеся на каких-то складах НКО доступны для граждан, которые могли бы на местах встретить нуждающихся в них людей. Вопрос, а что делается потом? Официально человек может взять необходимые вещи и оказать помощь встреченному в лесу мигранту?

= В случае с хранилищами, каждый может там взять вещи, если хочет помогать. Помогающий непосредственно в лесу, приносит вещи нуждающимся, есть волонтеры скорые на помощь. Надо, однако отметить, что некоторые службы действуют по принципу – мы помогаем, но должны вызвать пограничников. Лично я хочу передавать вещи на такие пункты, о которых знаю, что они точно попадут к нуждающимся. /то есть существует система пунктов приема вещей и пункты, которые занимаются их доставкой мигрантам/.

— Меня особенно интересует вопрос встречи глаза в глаза с другим человеком. Насколько такая реальная встреча подтверждает наши взгляды.

= Когда человек оказывается в трудной ситуации, он не в состоянии смириться с правдой. Конфронтация часто позволяет изменить взгляды. Увидеть в другом человеке нуждающегося в помощи. Знаю случаи, когда люди в ближайших местностях даже не включали новости, чтобы изолировать себя от актуальных тем. Знаю также случаи, когда знакомство с тем, как фактически выглядит ситуация позволило изменить взгляды. На более гуманные.

Была особа, которая имела негативное отношение, но благодаря тому, что была задействована в сети действия одной организации, увидела в каком состоянии находятся беженцы и как ведут себя мундиры. Это открыло ей глаза.

— Складывается впечатление, что волонтеры в такой ситуации находятся между молотом и наковальней – по закону они должны вызвать пограничников, это значит, что есть опасность, что человеку, которому оказывают помощь будет вывезен назад в Беларусь.

= Люди, которые остаются без связи, без знакомых и видят перед собой человека, нуждающегося в помощи обычно помогают. Никто не спрашивает его какого он исповедания, какой ориентации, национальности, никто не спрашивает о политических взглядах. Сначала человек, а потом помощь. Каждый помогающий прежде всего хочет помогать и делает это. Делает столько сколько может.

Больше всего за помогающих переживают близкие.

= Если человек, требующий помощи находится в критическом состоянии, об этом ставятся в известность все помогающие организации, включая и пограничников. В основном каждый надеется, что человек в состоянии прожить в лесу, что ему это удастся, что никто его не найдет, не вывезет за границу.

— Я слышала, что ты включила зеленый свет в своем доме. Как сейчас? Это был сигнал, что здесь помогают беженцам?

= У меня был включен этот свет в самом начале, мысль была хорошая. Но я его погасила, из-за соседей, появившихся военных и полицейских патрулей. Можно привыкнуть к виду войск, вертолетов, даже к частой негативной информации, но перешагнуть через это нельзя.Опасаюсь, что отсутствие гуманитарной помощи государства станет причиной сильного стресса не только у требующих помощи, но и у дающих ее и у охраняющих границы. Видела как пограничники закупают алкоголь, только алкоголь. Алкоголь для них тоже способ пережить стресс.

Организация «Хлебом и Солью» поместила такое объявление.

Помощь в обучении детей в ситуации беженцев.

Если ваш ребёнок нуждается в

🔸 помощи в учёбе польского, иностранного языков или других уроков,

🔸 учится в школе в Варшаве или окрестностях,

🔸 является беженцем, или вы являетесь беженцем,

вы можете участвовать в программе индивидуальной помощи в учёбе. Волонтер будет встречаться с вашим ребенком 2 раза в неделю и помогать учиться, а вы узнаете, как сотрудничать с польской школой.

Наш благотворительный фонд имеет 5-летний опыт по работе с детьми. Мы помогли 187 ученикам. Ваше участие бесплатное. Волонтеры работают при поддержке менторов, психологов и команды “Хлебом и Солью ” (Фонд «Польское гостеприимство»).